Батумский ботанический сад.
Главная Мой профильРегистрация ВыходВход
Вы вошли как Гость · Группа "Гости"Приветствую Вас, Гость · RSS
Меню сайта
Форма входа
Мини чат
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
 Зелёный мыс

 Установите современный браузер без рекламы!

   

Батумский ботанический сад.


Нравится Майя Тимофеевна Мазуренко

ЗЕЛЕНЫЙ МЫС

С момента завоевания Южной Колхиды, образования Батумского округа в 1878
прошло двадцать лет, когда вдоль морского побережья протянулась
железная дорога, соединившая Батуми со столицей Грузии Тбилиси и с
городом Баку в Азербайджане, откуда нефть перевозили в Батуми и далее
отправляли морским путем в Европу.



 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Зеленый мыс. Пляжи
Самая крупная скала на побережье в окрестностях Батуми выдается в море,
образуя красочный мыс.
Это и есть Зеленый мыс. В скале был прорублен
тоннель, открытый в 1902 году.
Перед тоннелем, в темном ущелье
находится станция Зеленый мыс. К маленькому станционному домику ведут
две полукруглые лесенки соединяющиеся на высоте пяти метров. В центре
образованного в стиле модерн полукруга росла кордилина. Почти у самого
входа в тоннель бьет родник. К воде спускаются ступеньки. Во влажном
почти темном ущелье сыро. Противоположный к железнодорожному полотну
крутой склон зарос нежным папоротником «венерины волосы». А выше на
крутом южном склоне расположились террасы с посадками экзотических
деревьев. Владения генерала Баратова. Вполне возможно Бараташвили. В
конце Х1Х века состоятельные люди выбрасывали простонародный конец
фамилии «швили» и фамилия звучала по русски
       ххх
Далее от станции за крутым утесом мыса, ущелье расширяется и рядом со
станцией разбит сквер из редких деревьев – высоких, с огромными кронами
камфарных лавров, хвойных пород, магнолий, азалий и многого другого.
Между деревьями и кустарниками почва засыпана мелкой морской галькой,
которая постепенно втаптывается в глинистую землю, чему способствуют
ливни. Каменистый покров время от времени обновляется.

Замечательная  лиана вистерия китайская – японская глициния, обвила толстыми стволами
кипарис и забралась на платан. В изгибах лианы можно кататься как на
качелях. Это место выбрано фотографами для снимков. Сюда же на Зеленый
мыс ведет шоссе, головокружительными серпантинами извивающееся на
подходе к станции.


Зеленый мыс. Тоннель, дорога в Тбилиси

Каким
это место было в начале ХХ века, когда только-только были посажены
деревья и кустарники – трудно представить. Тогда они были невысокими.
Создавал этот сквер-сад искусный садовник, предусмотревший их будущую
красоту, соразмерность роста.

В конце
тридцатых годов я их запомнила в полном расцвете. Сквер и станцию
обрамляли маленькие невысокие белые колонны. В сквере находились
небольшие торговые павильоны, духан, откуда разносились крепкие пищевые
запахи. Из санатория ВЦСПС, вниз, к станции, а затем через полотно
железной дороги на пляж спускались курортники. Были в моде белые
одежды, белый цвет, белые накидки на крышах кафе. Белое празднично
оттеняло яркую зелень буйного роста растений, создавало неповторимй
эффект праздника.С Зеленого мыса вход в
ботанический сад. Шоссейная дорога серпантинами поднимается на высокий
холм над морем. Окружающая территория до революции принадлежала
богатому землевладельцу Татаринову, создавшему не менее красивый, чем
сад Баратова, сад экзотических растений. На вершине холма двухэтажное
белое здание в мавританском стиле.


Это бывший дом Татаринова.












После революции имение Татаринова и его дом были присоединены к ботаническому саду..

                                                     Китайская дача

Если
идти от нашего дома в сторону моря, то следующая дача – это в бывшем
имение китайца Ляо Джин Джао. Поэтому мы ее называли китайской дачей.

Рассказывали,
что в Зеленом мысу его звали Иваном Ивановичем Ляо Джин Джао. Китаец
был приглашен развивать чайное дело в Батумском округе. Во время
революции эмигрировал в Европу. Территория его имения – это вся нижняя
часть холма вплоть до приморской долины. Весь холм был превращен в
мандариновый сад. К морю спускались дороги, обрамленные экзотическими
деревьями. Вокруг, строгого двухэтажного, без всяких украшений, дома на
вершине имения росли камфарные лавры, стеркулии, куннингамии и многое
другое. По дороге к морю была замечательная аллея из душистых маслин с
плотными темными кронами. Там всегда было прохладно. Особенно приятно в
жару, когда мы распаренные и уставшие поднимались снизу, с главной
дороги. На повороте вдоль главной, аробной дороги были посажены рядами
высокие эвкалипты. На высоких гладких стволах скручивалась свитками
кора. Ее обрывало во время осенних и зимних бурь. Ветер срывал листья с
кордилдин. Мама их называла драценами. Срывало хвою с куннингамий и
криптомерий. Меня посылали за корой и хвоей для растопки печки. Она
прекрасно горела. Я брала годорку, шла на китайскую дачу. Мне казалось
тогда что она нежилая, пустынная, запущенная. Никого вокруг не было. В
солнечные весенние дни гладкий ствол стеркулии, в его основании
расцвечивался цепями красных солдатиков. Там я нашла как-то и красную
саламандру. Мама сказала что это большая редкость.

Загадочный
китаец Ляо, которого уже давно не было застрял в памяти в связи со
скороговоркой, которую моя бабушка Мадлен мне смеясь говорила: «Жили
были три китайца : Фу, Фучифу, Фучифунифони. Жили были три китайки:
Цип, Ципцидрип, Ципцидрипалямпомпони. И они переженились. Цип на Фу,…»
И так далее. Мне казалось что вот-вот из белого дома выйдут китайцы. Но
все было пустынно.

              Краснов и его «брат»


К культурным важным начинаниям относится создание губернатором
Романовским приморского бульвара в городе Батуми. На безжизненной
приморской гальке был создан уникальный парк. Для этого рыли большие
ямы. На арбах с гор привозили плодородную лесную землю. И только потом
сажали саженцы. В моем раннем детстве приморский бульвар был густым,
очень тенистым парком с редкими южными деревьями, кустарниками. Там
была большая бамбуковая роща, лианы, бананы, пальмы и многое другое.



Ботаник географ Андрей Николаевич Краснов

Но
наибольшую ценность представлял собой созданный по инициативе
Романовского в 1912 году на Зеленом мысу Батумский ботанический сад.
Для этой цели был приглашен в качестве директора известный ученый
ботанки-географ с мировым именем Андрей Николаевич Краснов. Часть горы
над тоннелем, приморский холм, протянувшийся до поселка Чаква это
территория ботанического сада. Андрей Николаевич Краснов создал
географические отделы, где отображалась флора субтропиков мира.
Несмотря на кратковременность руководства, ему в полной мере удалось
осуществить свою мечту. Он справедливо считал, что избранные им 12
видов растений – даров востока, преобразят экономику этого края.

Краснов
умер совсем молодым. Ему было только 52 года. Какова была бы его участь
во время революции 1917 года – трудно сказать. Его друга В. Вернадского
советская власть возвысила и сделала одним из своих символов. Но, судя
по его дневникам, недавно изданным в полном объеме – он в лице этой
власти приобрел не только славу, но и страх. В начале двадцатых годов
хотел уехать в Чехословакию.

ххх

Судьба
А.Н.Краснова, вероятнее всего, складывалась бы иначе. Его брат был
казачьим атаманом. Брат Краснова или очередной сын лейтенанта Шмидта.
События описанные в этом рассказе документальные, происходили на
Зеленом мысу в 1956 году жарким летом. Мама моя – Вероника Генриховна
Зельгейм – дама восторженная, доверчивая до простодушия. Она заведует
библиотекой Батумского ботанического сада.



Казачий атаман Краснов - младший брат А.Н. Краснова.

Батумский
ботанический сад – место знаменитое. Находится он в 10 километрах от
города Батуми, курортного города, куда летом стремятся многие жители
Советского союза, особенно из Москвы и Ленинграда. Каждый, без
исключения курортник, несмотря на жару и подъемы на холмы посещает
ботанический сад. Стайки туристов, сопровождаемые экскурсоводом и
фотографом с ящиком на трех ножках, проходят дорожками и аллеями
несколько километров, любуясь чудом субтропиков, созданным знаменитым
ученым ботаником-географом Андреем Николаевичем Красновым. Они идут под
огромными кронами магнолий, в полутьме подбирая большие сочные лепестки
огромных цветков, под кронами камфарных лавров подбирают и нюхают
листья, источающие камфарный запах. В середине лета душно и жарко. Под
деревьями сумрачно и влажно. На светлых, ярко освещенных солнцем
склонах растут бананы с огромными листьями подобные флагам-гигантам.
Проходя по дорожкам их встречают бамбуковые рощи с яркой зеленью,
эвкалиптовые рощи и многие, многие необычные, впечатляющие редкости.


Вте времена экскурсоводы были довольно квалифицированными. Прежде чем
стать экскурсоводом комиссия из старших научных сотрудников
ботанического сада строго проверяла текст экскурсии и эрудицию
экскурсовода. Необходимо было рассказать о том, что батумский
ботанический сад создан по проекту Краснова создавшего географические
отделы отображающие природу субтропиков из разных стран мира. Я –
студентка-заочница в то лето работала в ботаническом саду
экскурсоводом. Экскурсия заканчивалась обычно у памятника А.Н. Краснову
– основателю сада. И каждый раз обязательно, один из экскурсантов
интересовался, брат ли А.Н. Краснов атамана Краснова. Да, он брат.
Меня, максималистку, эти вопросы раздражали. Какое имеет отношение
белогвардеец, казачий атаман к знаменитому ученому. Главное – растения.
Смотрите на растения пожалуйста, наслаждайтесь. Но и в следующий раз,
обязательно задавался тот же вопрос…



В Батумском ботаническом саду

ххх

У
мамы оказалась толстая книжка казачьего атамана «Русские в Абиссинии».
Писал ее военный, но не без литературного таланта. Мама книгу спрятала.
Имя атамана было запрещено или вспоминалось как проклятое.

Исторю
я знала по учебникам и много позже, более глубоко интересуясь
знаменитым ботаником, узнала и судьбу брата, которому И. Сталин
позволил уехать за границу, о чем позже очень сожалел и много лет
спустя все же сумел расправиться с атаманом, которого, уже
престарелого, по постановлению Нюренбергского процесса выдали СССР и
там повесили.

Здание дирекции, где находилась
и библиотека, которой заведовала моя мама, находится на высоком
приморском холме. До революции оно принадлежало Татаринову. Белое
здание с башенками в мавританском стиле красиво вписывается в буйство
субтропической зелени.
 
На втором этаже большой темный зал с лепниной на потолке.
 Этот зал и есть библиотека. Стеллажи книг идут до потолка.
Сюда обязательно заходят приезжие ботаники и другие приезжие,
интересующиеся историей сада. Мама – красивая обаятельная дама ко всем
относится с вниманием, помогает. Посетители в большинстве приехали из
центра.
Чудеса субтропиков в Ботаническом саду в Батуми

Летом
1956 года наш домик, расположенный недалеко от ботанического сада, по
меркам Зеленого мыса, был словно теремок наполнен студентами. Ко мне в
гости из Москвы, из московского университета приехали друзья. Приехал
мой брат– студент с друзьями из Тбилиси. Рядом дом отдыха ГПИ –
тбилисского политехнического института. Там отдыхает ансамбль ОРЕРА –
тоже студенты. В будущем знаменитые музыканты и артисты. Среди них Буба
Кикабидзе, Нани Брегвадзе. Море, праздная атмосфера все притягивало к
нашему дому. Вечерами танцевали под луной. В один из таких чудесных
дней мама пришла после работы с невысоким старичком. Отозвала меня в
сторону.Таинственно и торжественно, полушепотом сообщила, что она
привела к нам брата А.Н. Краснова. Просила встретить его с уважением. Я
сразу же поинтересовалась, – кроме атамана у А.Н.Краснова был ли еще
брат? Мама в ответ, нужно сказать опять, что она была восторженной и
очень доверчивой, рассказала, о том, что этот брат настоящий. Как
достоверное доказательство приводилась холодящая душу история о каком
то побеге, шраме, нанесенном большевиками приведенному к нам брату.
Подробности удостоверяли. А так как к нам частенько приходили
знаменитости, то мы с мамой напряглись, приготовили цыпленка. Мама была
большой кулинаркой, готовила замечательно. Усадили почетного старичка в
центр стола, правда плотно заполненного студентами с отменным
аппетитом.

Старичок был совсем не похож на
благообразное, благородное изображение А.Н. Краснова на бронзовом
памятнике. Был помятым и серым. Только то и запомнилось. Через
несколько дней, старичок прислал маме письмо. Увы, увы не с
благодарностями, а с упреками: Вы Вероника Генриховна (так звали мою
маму) отнеслись к нему не с должным уважением, а ножку цыпленка
положили не ему, а сыну. Выяснилось – старичок никакой не брат, а
прохвост… Очередной «сын лейтенанта Шмидта» очень огорчил мою
доверчивую маму. Она была в растерянности. Но, обладая счастливым
характером долго не огорчаться, снова была обворожительной и с таким же
гостеприимством продолжала принимать приезжих, приводить их в наш
домик.

Через несколько лет библиотеку после
очередного конгресса посетили знаменитые грузинские археологи. Группа
маститых ученых вела под руку не менее «знаменитого» археолога, в
котором мама узнала «брата» Краснова. Он, как и остальные гости,
почтительно смотрели на фолианты старинных книг. Мама же нашлась,
отозвала организатора экскурсии и шепотом поведала о том, что это вовсе
не археолог… Ей конечно не поверили, но вскоре все же усомнились и
обман был раскрыт. Лжеархеолога изгнали. И больше мы о нем ничего не
слышали. Возможно, он продолжал пользоваться широким грузинским
гостеприимством. Уж очень вкусны сациви, чурчхелы, долма, сациви. О!
Сациви, О! Пахлава! Не говоря о вине, которое льется под аккомпанемент
изумительных тостов!

Санаторий ВЦСПС



Батуми. Бульвар

На
втором от моря крутом холме над станцией Зеленый мыс в двадцатых, годах
был выстроен большой, с размахом санаторий ВЦСПС символизирующий новое
советское время. Его расцвет. Выше над санаторием по крутому отрогу
холдма шли владения Калистратовых, над которыми, под горой Фриде
возвышался каменный дом Ратишвили (Ратьева).

Под
зданием санатория вдоль холма была проложена шоссейная дорога крутыми
серпантинами огибающая холм. Она поднималась на второй, более высокий
холм и выходила на центральное, главное шоссе Аджарии. Главную   магистраль.

Зеленый мыс. На территории санатория

Санаторий был построен в виде огромного четырехпалубного, то есть
четырехэтажного, корабля. Овальные веранды, На верхнем этаже открытый
балкон, откуда открывался неповторимый вид на батумскую бухту. Полное
впечатление, что мы находимся в открытом море.

Красивые
лесенки. Каменная балюстрада. Большая волейбольная площадка. А при
главном входе две в три человеческих роста белые гипсовые фигуры. Одна
– женщина с веслом, вторая – пловчиха. Она присела, приготовилась
нырнуть. Этим женщинам на небольшой отрытой площадке явно тесно.
Эмблема счастливых довоенных лет.

Copyright MyCorp © 2017

Бесплатный конструктор сайтов - uCoz